Размер шрифта:
Шрифт:
Цвет:
Изображения:

VIII. 1921–1922. Воскрешение «Спящей красавицы»

Спектакль «Спящая красавица» занимает исключительное место в творческом поиске Дягилева. Часто восстановление этой постановки в Русском балете объясняют поисками источника постоянного дохода. Единожды вложив огромные средства в балет, Дягилев рассчитывал получать долгосрочную прибыль. Во многом это так и было. Сергей Павлович подписал контракт с Освальдом Столлом, богатейшим английским импресарио, на создание и ежедневный показ спектакля. По условиям контракта капитал, который Столл вкладывал в дело, постепенно возвращался к нему из кассовых сборов.

Возвращение «Спящей красавицы» для многих было абсолютной неожиданностью, но не для Дягилева. Всё сошлось: воспоминание о днях юности, когда с Шурой Бенуа он открыл для себя этот шедевр русского императорского балета, обожаемая им музыка Чайковского, тоска по утраченной России. Но главное – амбициозность проекта. Дягилев намеревался удивить мир этим грандиозным зрелищем, заставить восхищаться музыкой Чайковского, который в Европе всё ещё был недооценён, потрясти роскошью сценического убранства и совершенством хореографии Петипа. «Его искренне привлекала возможность показать Европе образец старой Петербургской балетной школы», – вспоминал бессменный режиссёр труппы Сергей Григорьев.

Идею воскресить балет Чайковского – Петипа горячо поддержал Стравинский, которому Дягилев и поручил вернуть в партитуру заново оркестрованную вариацию Авроры и знаменитый антракт с солирующей скрипкой, который был изъят Чайковским после замечания Александра III на генеральной репетиции, – император посчитал его излишне длинным и скучным. Как известно, «Спящая красавица» 1890 года была одним из самых дорогостоящих спектаклей Императорской сцены. Её воскрешение в Лондоне стало самым дорогим проектом и для дягилевской труппы. Дягилев подписал контракт с бывшим балетмейстером Мариинского театра Н. Сергеевым, у которого сохранились записи Петипа. Балет должен был идти ежедневно, и, чтобы выдержать трудный полугодовой марафон, Дягилеву нужно было набрать по три состава артистов, а на роль Авроры он пригласил Ольгу Спесивцеву, Любовь Егорову и Веру Трефилову, которые блистали в этой партии на Мариинской сцене. Дягилеву пришла смелая идея пригласить на партию Авроры Карлотту Брианцу – первую исполнительницу и любимицу Петипа. 54-летняя танцовщица благоразумно отказалась, предложив себя на роль феи Карабос. Дягилев был в восторге.

Оформить спектакль импресарио предложил Андре Дерену, которого эта идея, однако, не увлекла. Оставалось уговорить Бакста, с которым было связано столько триумфов «Русского балета». Бакст ещё помнил обиду на то, что Дягилев его заменил Дереном в «Волшебной лавке», и согласился на предложение Дягилева только при условии нового контракта на оформление оперы Стравинского «Мавра» (бедный Лёвушка и не подозревал, что и здесь Дягилев его поменяет на Леопольда Сюрважа. Разъярённый Бакст потребует от Дягилева 10 тысяч компенсации за упущенную выгоду и выиграет суд). Для «Спящей красавицы» он один создал шесть декораций и около трёхсот роскошных стильных костюмов, изумивших публику богатством фантазии и отменным вкусом. На создание декораций и костюмов по эскизам князя Ивана Всеволожского Императорскому театру понадобилось около двух лет – в распоряжении Бакста было только два месяца. Никто тогда не думал, что это его последний спектакль для любимой труппы – Бакст умер в декабре 1924 года.

Дягилеву, однако, захотелось внести в свою редакцию старого балета некоторые обновления. Он поручил их младшей сестре Нижинского Брониславе. Воспитанница Петербургского императорского училища, она знала «Спящую красавицу» с детства и принимала в ней скромное участие. Дягилев рисковал, когда пригласил её принять участие в воскрешении «Спящей красавицы», но полагался на своё чутье и везение. По сути, вместе с Сергеевым, Нижинская отвечала за всю постановку. Она придала большую масштабность выходу фей в прологе балета и танцам придворных в эпизоде охоты, сочинила вариацию Авроры в сцене с нереидами и ряд танцев в «Дивертисменте сказок», из которых наибольший интерес вызвал танец «Три Ивана», несмотря на относительную неуместность этих героев в кавалькаде персонажей из сказок Перро. Но изобретательность и энергетика хореографии Нижинской были бесспорными и принесли номеру триумфальный успех. Перед Нижинской открылась карьера ведущего хореографа в труппе Дягилева.

2 ноября 1921 года в Лондоне состоялась премьера «Спящей красавицы». Балерина из большевистской России (выпускница балетного класса Императорского училища), загадочная и отстраненная Ольга Спесивцева, которую современники воспринимали как «носительницу идеала, иногда поруганного, но всегда остающегося идеалом» (Федор Лопухов), танцевала Аврору, Павел Владимиров – Принца Шарман (так был переименован Принц Дезире), Фею Сирени – Лидия Лопухова. Несмотря на блестящий состав и роскошь постановки спектакль привлекал всё меньше зрителей – европейская публика ещё не была готова к столь длительному балетному действию, многоактный балет требует определенного зрительского воспитания. Хотя стоит задуматься о реалистичности надежд Дягилева на столь длительный и успешный прокат спектакля, ведь и в Мариинском театре сотый спектакль был сыгран только в 1903 году, и это был колоссальный успех. После двух месяцев вместо рассчитанных шести, после 105 представлений Дягилев был вынужден закрыть спектакль, который он называл «последней реликвией великих дней Санкт-Петербурга». Пропев оду искусству царской России в годы, когда страна была разрушена политикой «военного коммунизма», Дягилев, возможно, неожиданно для самого себя этим спектаклем, созданным покинувшими Россию беженцами, совершенно определённо высказал свою политическую позицию.

Непосильные затраты, одиннадцать тысяч фунтов долга, не выплаченного Столлу, привели к аресту декораций и костюмов, которые остались в Лондоне в распоряжении кредиторов. И всё-таки Дягилев осуществил мечту и показал шедевр Петипа и в Париже в 1922 году, ограничившись одним последним актом «Свадьба Авроры» («Свадьба красавицы в зачарованном лесу») с его «Дивертисментом сказок», с костюмами и декорациями Бенуа к давнему «Павильону Армиды» и костюмами Натальи Гончаровой. «Свадьба Авроры» сохранилась в репертуаре Русского балета надолго. Позже именно эта версия шла на европейских балетных сценах.

К счастью для Дягилева, это трудное время завершилось несомненной удачей – его труппа обретает свой дом в Монако. Дочь принца Монако Луи II Шарлотта была замужем за Пьером де Полиньяком, племянником давней дягилевской покровительницы герцогини де Полиньяк, уговорившей Пьера пригласить Русский балет стать частью театра в Монте-Карло. Княжество Монако получило лучшую балетную труппу Европы, а бездомная кочующая труппа Дягилева зимой 1923 года обрела постоянную прописку в богатейшем театре при казино Монте-Карло. Призрак вечных финансовых проблем отступил.

Автор: Раздел выставки «В круге Дягилевом. Пересечение судеб»