«Рудольф Нуреев. Последний визит»: Олег Виноградов о Рудольфе Нурееве и Валентине Барановском

Выставка В Театральном музее открылась выставка «Рудольф Нуреев. Последний визит» — фоторепортаж известного фотографа Валентина Барановского о последнем пребывании Рудольфа Нуреева в Ленинграде в 1989 году. На торжественном открытии Валентин Барановский передал в дар Музею театрального и музыкального искусства альбом «Рудольф Нуреев. Последний визит», который лег в основу экспозиции. Фотофиксация триумфального возвращения знаменитого танцовщика на родную сцену Кировского (Мариинского) театра — это правдивый и точный документ, развеивающий легенды и домыслы, сопровождавшие Нуреева на протяжении всей яркой и бурной жизни. Эта сторона работы Валентина Барановского стала особенно важной для Олега Виноградова — художественного руководителя балетной труппы Мариинского (Кировского) театра в 1977–2001 годах, который и организовал визит Нуреева в Ленинград.

На вернисаже Олег Виноградов с полемической горячностью оценил работу фотографа, летописца ленинградского-петербургского балета: «Валентин Барановский — большой художник-документалист. Он имеет вкус и понимает нашу профессию, в отличие от большинства нынешних фотографов и телеоператоров. Он чувствует застывшую пластику классического балета, которая фиксируется в секундах и минутах. На любых репетициях, кто бы ни приезжал — Барановский всегда рядом. Он снимает много, он — труженик, ему интересно, это его жизнь».

О своем однокласснике времен Вагановского училища, о своем друге Рудольфе Нурееве Олег Виноградов вспоминал: «Когда я выезжал за рубеж с труппой Кировского театра или сам, как балетмейстер, мы встречались с «невозвращенцами» Наташей Макаровой и Рудольфом Нуреевым, но, конечно, тайком от советских властей. В ход шли грим, парики, это были не шутки. Я и думать не мог, что удастся устроить приезд Рудольфа в Ленинград. Но все получилось элегантно и мягко, по-петербургски.

Рудольф был профессионалом высочайшего уровня, как-то он показал мне свое расписание: в году 365 дней, а у него — 340 спектаклей. Он выходил на сцену больным, даже в гипсе, но публика не сдавала билеты. Рудольф удивительно чувствовал партнеров, тщательно работал с каждым. В 1989 году он уже был сильно нездоров, и партии основного репертуара были для него непосильны. Мы решили исполнить «Сильфиду», но и в ней есть две сложнейших вариации. Рудольф говорил: «Я же умру после диагонали». Я отвечал: «Не танцуй в полную силу, нам и публике важнее твое искусство воплощения роли, твое взаимодействие с партнерами. Нам достаточно самого факта, что ты появишься на родной сцене». И его выступление в «Сильфиде» стало триумфом.

Прежде, когда ломали сцену Кировского театра при реконструкции, я взял одну из старых калабашек и привез Рудольфу. Он ее всюду возил с собой. И в 1989-м, после спектакля, после поклонов Рудольф вернулся в гримерную (и я за ним, чтобы помогать): этот кусок Кировской сцены лежал на столе». 

Выставка

Выставка

Выставка

Выставка

Выставка

Фотографии Pavel Markin